О пути на войну

— Расскажите о том, почему решили посвящения свою жизнь военному делу?
— В 2005 году меня призвали на срочную службу в армию. Отслужил год срочной службы в должности пулеметчика на БТР-80. После освобождения немного работал в сфере строительства. Впоследствии, в 2007-м, даже поступил учиться в тогда еще Академию таможенной службы Украины, что в Днепре. Однако все эти годы чувствовал, что мне чего-то не хватает.

Это была в определенной степени даже ностальгия по тем временам, когда служил в армии. Хотелось снова окунуться в этих событий: полигоны, стрельбы, прыжки с парашютом. Для этого в 2012-ом я твердо решил идти на контрактную службу в 80-ю отдельную десантно-штурмовую бригаду во Львове. И уже в феврале 2013 года подписал контракт на должность пулеметчика на БТР-80. Теперь такая должность, к слову, называется наводчик. Так и началась новая страница моей жизни. Признаюсь, что тогда и подумать себе не мог, какие непростые события еще иметь на пути.
— Каким вам запомнился день, когда получили приказ давать отпор врагу?
— Весна 2014-го. Мы тогда как раз с ребятами были на полигоне. Помню, что еще завтра планировал осуществить два прыжка с парашютом, но уже вечером нас собирают командиры и на построении сообщают, что военные подразделения Российской Федерации вошли в Крым на абсолютно незаконных основаниях. Поэтому по всем Вооруженных силах Украины объявили боевую тревогу. По личным составом моего батальона отправилась техника из части, чтобы забрать нас с полигона. Выдали оружие. Это заняло немного времени, но тогда, по-моему, время шло медленно. Мы ждали приказов, команд. Но, пожалуй, принимались решения, какие задачи будет выполнять именно наше бригада.
— Знали ли вы в то время, куда ехать?

— По правде говоря, до последнего момента мы считали, что иметь задачи в направлении Крыма, ведь тогда как раз все внимание страны было приковано к полуострову. И все были очень удивлены, когда самолет сел в международном аэропорту «Борисполь» в непасажирських терминалах. Тогда нам и сообщили, что идем не в Крым, а на северо-восток Украины, в городок Гончаровское. Уже в то время понимали, что вторжение врага можно ожидать на территории Украины с любых направлений — с Черниговщины, Сумщины, Луганщины и тому подобное. Однако, чтобы установить контроль по всей линии границы, на мой взгляд, не хватало больших подразделений, которые бы это сразу все взяли под охрану.
— Это все приближалось до 8 апреля …
— В то время еще никто не знал, что будет дальше и как будет. В определенные моменты даже казалось, что все начало налаживаться. Но однажды нас подняли ночью. Мы быстро собрались, получили задание. Расселись по экипажам и отправились в путь. Было какое-то даже предчувствие и я, помнится, даже в шутку сказал товарищам, что еще в Луганске мы не были. И здесь мы приезжаем именно в Международный аэропорт «Луганск».
— Как воспринял ваш приезд коллектив аэропорта?
— Работники аэропорта разделились на приветливых и не очень. Последние просто избегали общения с нами. Но мы на это не обращали внимания. Ведь выполняли задание, которое заключалось в том, чтобы взять под свою охрану и контроль все объекты этого аэропорта и следить, чтобы ни один самолет без нашего разрешения и подтверждения, особенно если речь о какой-то военный самолет, не мог совершить посадку.
Нужно понимать, что аэропорт — это стратегический объект, который позволяет быстро в определенном участке нарастить большой объем силы с техникой, средствами, продукцией. Сразу в первый день пребывания там мы организовали несколько постов, сформировали экипажи и изменения дежурство. Вместе с ребятами я тогда охранял дальний западный повод аэропорта, что близ села Георгиевка. В определенной степени нам повезло, потому что тогда поля были еще необработанные, и когда на улице сырая погода, то к нашему объекту не могли пройти незаметным. Таким образом мы полностью контролировали ситуацию.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *