О непростых испытаниях — ранения и операции

— Как думаете, что вам лично помогло выжить?
— В моем случае — так сложилась ситуация. Хотя помогло также и желание остаться живым, и поддержка товарищей, и правильные решения командира. В частности, после того, как был ранен, командир отметил моей эвакуации, за что ему очень благодарен.

— Когда и при каких обстоятельствах вы получили ранения?
— Это было 17 августа 2014 в селе Хрящовате. Во время обстрела из реактивных систем «Град» одна ракета попала в нашу машину, в силовое отделение. Мы тогда прятались за машиной, потому что других вариантов у нас не было. Понимая, что сейчас все взирветься, мы поплелись оттуда, хоть после взрыва все были не в себе, и даже не осознавали, что нас всех ранены и какой степени эти повреждения.
Когда боевики перекрыли нам воду, мы пользовались водой из резервуаров, в частности, пожарной машины, которая была на территории аэропорта
Сам процесс ранения мне запомнился на всю жизнь. Это было как-то так, будто время замедлилось, и меня всего ударило, как муху хлопушкой, но так сильно и протяжно — на несколько секунд. Первое, что сделал после того, как пришел в себя, пытался нащупать целы ноги.
— Где вам оказывали первую медицинскую помощь?
— Командир роты принял решение эвакуировать меня в аэропорт. По дороге нас еще раз обстреляли. В поле нам оказали первую помощь. Ранения были множественные осколки проникли в мягкие ткани тела. Но, слава Богу, все кости были целы и не было потери конечностей, хотя имел ранения обеих ног. Также осколки задели лопатку. На тот момент я на это не обращал внимания. Мне казалось, что меня перебинтуйте и уже завтра я буду на ногах и вернусь к товарищам. Я тогда и боли особо не чувствовал.

Когда мы прибыли в аэропорт, я увидел, что там уже много раненых. Ребята были уже уставшие, многие уже пал духом через все увиденное и пережитое. На второй день мы отправились в город Лутугино, где на территории завода мне сделали перевязку. Оттуда мы выехали вместе с колонной до поселения Победа. Когда выбрались в безопасную зону, то сразу стало так легко на душе, будто все так далеко, хотя в мыслях и дальше переживал за ребят. Понимая, что у них нет сети, писал даже смс, потому что хотел узнать, как у них дела.
— Сколько всего вы перенесли операций?
— Около десяти, три из которых — под общим наркозом. В селе Победа, в полевом госпитале, меня всю ночь оперировали. Сначала под местным наркозом, но я уже чувствовал, что не выдерживаю, что мне очень больно. Было очень тяжело. У меня дрожали ноги от боли, когда я лежал на операционном столе. И врач принял решение продолжать операцию уже под общей анестезией. Позже нас вертолетом перевезли в Харьков, где я пробыл двое суток. И уже тогда самолетом я прибыл в Одессу. Впервые увидел море, но к тому времени был весь в бинтах и ​​залезть в воду не мог, хотя и очень хотел. Ежедневно прорывался первый в процедурную, делал перевязки, просил обезболивающий укол, брал с собой один костыль и направился к морю. Море стало тогда моим хорошим врачом.
В Одессе о нас очень хорошо заботились, и волонтеры помогали всем на свете. Мы имели все необходимое. Но несмотря на все это, мысленно все равно был с ребятами, переживал за них.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *