Лицом к лицу с врагом

— Когда ситуация начала накаляться?
— Сразу после Пасхи на мой объект на «жигулях» приехали четверо мужчин, двое из них были в камуфляже, еще двое — в гражданской одежде. Они остановили машину на полпути к объекту и очень нагло себя вели. Вместе с еще одним бойцом решил пойти с ними на переговоры. Один из них сразу спросил меня, имею ли я намерен в него стрелять. Спрашивает меня русским, кому я давал присягу. На что я отвечаю: «Народу Украины». Тогда он показывает мне свой паспорт с Луганской пропиской и говорит: «Я гражданин Украины тоже». Отвечаю ему, что все прекрасно вижу, однако, объясняю, что этот объект находится под охраной, и находиться здесь без соответствующего разрешения строго запрещено. Поэтому попросил их покинуть территорию аэропорта. После этого один из них вынимает удостоверение офицера МВД, и говорит мне: «Я майор милиции. Давайте все это Собирайте. Где ваш БТР, оружие — все Сдавайте мне. Вы снимаетесь отсюда «.

Чтобы убедить меня, наши «гости» еще листали фото на планшете, показывали, что имеют минометы, а потому могут обстрелять наш объект вместе со мной и ребятами. И еще приговаривала: «Ты вообще знаешь, что это такое ?!». Они думали, что аэропорт охраняют молодые, «зеленые» ребята. Но они не учли, что это именно 80 отдельная десантно-штурмовая бригада, имеет за плечами целый ряд учений, в том числе и международных.
Боевики даже предлагали нам, как они говорили, «снять кино». Будто мы с боем потеряли БТР, составили боеприпасы, попали в плен. Чтобы позже у государства к нам не было никаких претензий. Я им тогда объяснил, что это полные глупости. И при любых их действиях, которые угрожают нашей жизни или безопасности объекта, мы будем открывать огонь. И при дальнейшем непрекращение этих действий — огонь будет на поражение. Они поняли, что мы настроены серьезно, а потому просто уехали оттуда до самого аэропорта, чтобы попытаться договориться со старшими.

— Как проходили ваши будни в аэропорту?
— Когда была возможность, то в свободное время занимались спортом, отдыхали, звонили домой к родным. Это помогало немного ускорить время. Потому что время на передовой будто замедлялся. К слову скажу, что здание аэропорта в то время была в очень хорошем состоянии. Несколько лет к боевым действиям его восстановили. После полевых питание и условий, мы имели возможность наконец нормально помыться, постирать свою одежду, поесть. Там также были банкоматы, поэтому ребята имели доступ к своим зарплатных средств.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *