Конкурс по отбору директора НАБУ

«Я не разделяю эйфорию по поводу того, что принятие закона об антикоррупционном суд уже является победой. Первый недостаток как я вижу, даже не читая текст закона, — это то, что он принят на два года позже, чем это должно было произойти «, — заявил директор НАБУ Артем Сытник 12 июня во Львове в Центре Шептицкого Украинского католического университета во время дискуссии» опыт Украины и Польши в борьбе с топ-коррупцией «.

Он также отметил, что когда только создавались НАБУ и САП, то политическая элита еще не воспринимала этот процесс всерьез, не испытывала страха перед появлением новых антикоррупционных органов, поэтому позволила международным экспертам быть в конкурсных комиссиях по отбору кандидатов на руководящие должности в этих органах. Но уже в ситуации с антикоррупционным судом представители власти начали настаивать, что международные эксперты в конкурсных комиссиях по отбору антикоррупционных судей означает «вмешательство во внутренние дела Украины, будет посягательством на суверенитет Украины».

«Если вспомнить конкурс по отбору директора НАБУ, то тогда была комиссия из девяти членов, по трое от парламента, Президента и правительства. И в комиссию прямо был включен иностранный эксперт Джованни Кесслер, гендиректор Европейского управления по борьбе с мошенничеством. Так же это касалось конкурса на должность антикоррупционного прокурора, там также прямо в комиссию была включена Мэри Батлер, представитель министерства юстиции США. И в отличие от того, что предлагается по Высшего антикоррупционного суда, они прямо голосовали за кандидатов, прямо влияли на решение конкурсной комиссии. Но тогда ни слова о вмешательстве в суверенитет Украины не было. Сейчас Общественный совет международных экспертов не будет назначать и голосовать за кандидатов, она сможет просто блокировать кандидатов, которые фактически не проходят испытания на предмет добродетели. Если сравнить объем компетенции международных экспертов во всех упомянутых конкурсах, то конкурс на должности в Высшем антикоррупционном суде — это как раз наименьшее влияние международных экспертов «, — отметил Артем Сытник.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *