Будущего президента ждет тяжелая работа

Роман Бессмертный резюмирует: будущего президента ждет тяжелая работа, которая называется «переходный период» и которая связана с серьезными планами и действиями по окончании войны и «перезагрузкой» государства. Но чтобы это реализовать, нужна максимальная консолидация общества и государства.

— По вашему мнению, сколько еще продлится эта война? Или это скорее замороженный конфликт? Последний обмен пленными состоялся еще в декабре прошлого года, и с тех пор никто из пленников так и не вернулся домой. Родственники устали ждать обещанного … Так вот, что будет с пленными?
— При сохранении нынешних составляющих это будет продолжаться бесконечно. Если и в дальнейшем все будет на тех же принципах, на которых остановилось, то бесконечно этим процессам нет. Это касается как внутренней, так и внешней ситуации. К сожалению, мир живет для себя. Поэтому сохранение той ситуации, что есть, делает конфликт бесконечным. Делает войну бесконечной …
По пленных: если мы не перейдем на прямые переговоры с Москвой, то будем постоянно находиться в неопределенном состоянии. Нам никуда не деться от того, чтобы не ввести в действие закон о правовом режиме военного положения и закон об обороне. Это даст возможность определить статус этих людей, это даст ответ на вопрос, что государство и общество будут едины в противостоянии врагу. Потому что сейчас одни воюют, а другие занимаются информации …
— Победит дипломатия или украинское войско?
— Без сильной армии, агрессивной дипломатии, сильной экономики, агрессивной финансовой политики, сильных союзников не обойтись. Это неодиночная действие. Здесь все должно быть в комплексе. Важна роль армии, дипломатии, экономики, социальной политики. Более того, посмотрите на Израиль — его становления и противодействие противнику. Это готовый сценарий, чтобы его адаптировать и работать.

— Какие действий следует ожидать от власти в ближайшее время?
— Ход событий после чемпионата мира по футболу в России будет зависеть от результатов разговора в Финляндии, где 16 июня в Хельсинки встретятся Трамп и Путин. Это такие маркеры: либо ситуация поведет к пониманию, что проблему надо решать, или, наоборот, обострится. Обратите внимание! Я говорю: не к развязке, а к пониманию! Это будет медленное осознание того, что надо выходить из войны и идти по пути мира. Если же этого не произойдет, будем иметь распространение конфликта в регионе, а затем и в Центральной Европе. Конечно, власти нужно сконцентрировать усилия вокруг освобождения пленных. В общем важно, что американцы в диалоге очень конкретные.
— То есть многое зависит непосредственно от Трампа, а не от Порошенко?
— Что касается политического руководства Украины, то оно добывает период каденции. Не больше и не меньше. Похоже, что его инициативы довольно скептически воспринимают как в Вашингтоне, так и в Европе. Это ощутимо в последнее время.
— А будет наступление, по вашему мнению? Бойцы отмечают, что устали сидеть в окопах, и то, что происходит, называют «жвачкой» …
— Порошенко как Президент не имеет воли — нет признать войну как войну, ни признать свое поражение. И это, собственно, породило тот «висяк». Знаю настроения бойцов на востоке … До завершения избирательной президентской кампании этого решения не будет. Очевидно, в период после будет сформирована ответ. Украине нужна сильная армия, и нам придется наступать. Все устали от войны, и это рана, которая болит.
— Украинцы уверены, что победят в этой войне. Как следует побеждать — наступательными действиями на востоке или дипломатической работой?
— Нужна сильная внешняя политика, нужна инициативная дипломатия, сильные армия и финансовая система и, конечно, хорошие союзники. Говорится не только о войне с противником, говорится об отстаивании цивилизационных ценностей в цивилизованном мире. Если это понимают — хорошо, если нет — беда. Это архиважная задача! Нельзя акцентировать внимание на чем-то одном — только на внешней политике, или на дипломатии, или на наступлениях (бывает, что они не скоординированы). Все нужно делать в комплексе.
— Все эти месседжи вы лично озвучивали Петру Порошенко? Услышал он вас?
— В 2015-м была не одна такая разговор с Президентом. И я был готов брать на себя инициативу, чтобы вести этот процесс. Однако сложилось так, что меня даже не стали слушать, а документы отказались читать … Почему? Не знаю. Он человек умный, но на тот момент переоценивал свои возможности.
— За что вы хотели бы поблагодарить бойцам, которые сейчас на передовой? В чем их сила?
— Они спасли Украину, Европу и мир от развертывания широкомасштабной войны. Пока этого не ценят ни в Украине, ни в Европе … В Европе этого даже не понимают, а в мире и подавно. Если бы тогда не бойцы, в частности добровольцы — люди, которые закрывали собой без средств индивидуальной защиты Украину и Европу … Они Герои! Большую роль сыграли волонтеры, которым особая благодарность. Ведь в 2014-м и 2015-м ситуацию вытащили добровольцы и волонтеры. Это те силы, которые позволили украинской армии оправиться в эти годы.
— Сейчас государство полностью обеспечивает армию или дальше большая помощь идет от неравнодушных волонтеров?
— Да, и от волонтеров в частности. Это до сих пор касается специальной техники для фронт

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *